Нежность… Вчера…

Нежность… Вчера…


Заинька, серенький,— попляши…

Хорек позорный ломанулся через лес
И Бабушку-Ягу спугнул на диком пляже,
Часть замков Камелота повалил разящим взором,
На Стройке Вечных Грез стащил отвес,
Всем Ищущим Ответ, последний стал укором.
Тогда возьмем портрет, где Хуанит Перес
Частички Пыли тер тихонько друг об дружку,
Но между барной стойкой и окном опять разбили кружку
С эмблемой Камелота — поперек.
И бармен рявкнул вслед: «Пипец, Колек!…
Мне Заиньку найди! Он — Главный Паренек!..»
А за окном…
Лошадки скачут по дорожкам меж дерев
И сутенерчики гуляют по аллейкам не спеша,
И кучками отвесы продают на вынос лицедеи…
Но снова лжет Король Мышей, не покраснев.
Тулуз-Лотрек трудом своим наполнил галереи,
А космонавтики вокруг Земли летают на ракетах.
Я астролябией махаю, от разлуки одурев,
Пирог капустный жертвую собачке, не доев;
Уперли валенки — теперь хожу я в кедах.
А Хуанит Перес Частички Пыли бросил в Лужу,
Четвертый день их водолазики пытаются достать…
Без валенок зимой, в такую стужу…
В которую наш Заинька — хорек позорный, не вылезал наружу;
В качалочке своей он косячки курил, ему хотелось спать.
Собачки лают, весь пометив горизонтик,
И Солнце пухнет над узором испарений.
Я только не пойму, зачем соседу красный зонтик?
Зеленый — лучше, в тон зрачков и без сомнений.
Пришло письмо из Занзибара не спеша,
И Хуанит украдкой съел четыре желтых дыньки,
Воды попил и пузо рявкнуло вдруг: «Ша!» —
Стал унитаз превыше всей его гордыньки.
Пришли друзья и тихо плачутся в жилетик.
Теперь он в ванне мокрый досыхает.
В руках у Хуанита — зажигалка-пистолетик,
И кот в углу, ужравшись, нервно засыпает.

Заинька, серенький, — попляши…

У Белого Зайчика — Черные Ножки.
У Черного Зайчика — Белые Ножки.
У Серого Зайчика — Черные Ножки.
У Черного Зайчика — Серые Ножки.
У Белого Зайчика — Серые Ножки.
У Серого Зайчика — Белые Ножки.
Волчата, в экстазе, балдеют…
Балдеют в экстазе лисички…
Курнув косячков, бросив спички…
По зайчикам палят из пушек…
И ракетами дальнего радиуса действия,
(Среднего-то — нет), боясь промахнуться.
В зайчиков стреляли Членики Центрального Комитетика
Коммунистической Партии Советского Союза
И Кандидаты в Членики Коммунистической Партии
Советского Союза, а также членики Союзика Художников,
Членики Союзика Композиторов и Союзика Профсоюзиков,
Членики Союзика Красного Крестика, Членики Нерушимого
Союзика Рабочих и Крестьян, Бойцы Невидимого Фронта.
А Хуанит Перес в четвертом раунде
Разделал под орех Жестокого Кабира.
Последний, в синяках, рванул до Армавира
И тешит сам себя в веселом саунде.
У Белых Зайцев бывают красные глаза,
Красные, как красное Знамя Революции —
Символ освобождения рабочих и крестьян
От позорного буржуазного гнета.
Кстати, мне жалко пилота,
Который пропил самолет,
Не вышел в полет…
Товарищи Рабочие и крестьяне!
Не ешьте Зайцев! Поймите, это очень плохо!
Зайцы сильно любят жизнь и за нее всегда борются.
И еще, они — хорошие барабанщики.
Учитесь, товарищи, честные партийцы и беспартийные,
Барабанить у Зайцев, тогда все получится.
И мы будем жить дружно на планете,
Барабаня на барабанчиках, потягивая пивко из стаканчиков.
Заедая пряничком солененьким печатным,
На ковре из желтых одуванчиков —
Каждый станет очень аккуратным.
А кто не хочет учиться у Зайцев барабанить на барабанчиках,
Тот пусть учится у народов Севера играть на варганчиках
Или у индусов — на ситарчиках. В крайнем случае,
Можно обратиться к шотландцам, чтобы брать у них уроки
Игры на волыночках, не отходя от дома далеко.
Иначе на вас нападут медвежата, которые накануне
Подрались с ежиками, проткнувшими шины их БМВ.
А Хуанит Перес влюбился в тетю Зину,
Забрав ее, вернулся в Аргентину,
Купил себе хорошую фазенду,
И, как шпион, соединив легенду
С реальной практикой Великого Бабы,
Качает песо с нефтяной трубы.

Заинька, серенький, — попляши…

Но не понятно мне:
Как водолазики зимой ныряли в лужу?
Как Хуанит Перес ледок взломал
Частичками раскиданных Пылинок или Пыли?
Как не замерз зимой, в такую стужу?
Кто замки Камелота развалил?
Как Бабушка-Яга зимой на диком пляже
Ломала брассом лед? И кто такой Колек?
И почему наш Заинька — хорек?
Позорный — почему?
Он в «Атараксии» стучал…
Потом ушел, наверно, заскучал.
И кто тот паренек, по имени Кабир?
Зачем Кабиру Армавир?
Чтоб строфы рифмой склеить?
А где же ритм, а где же слог?
И как пилот, которого народ готов лелеять,
Расправиться с машиной мог?
И как Зинок — источник слез
На Стройке Вечных Грез
Продала Родину свою
За подлое — «Люблю»?
Почему Белые Зайцы с красными глазами
Не подняли Красное Знамя Революции?
Как и почему они не знают Законов Эволюции?
Возможно, они молятся на Главного Зайца,
Что-то шепча под образами?
У образов — глаза и уши… И все — святые…
Товарищи рабочие и крестьяне, ешьте куриные яйца! —
Там много белка. Вы ж не тупые!
Последний раз прошу, ответьте мне:
Как Хуанит Перес Пылинкой резал лед?
Не прячьте под сукно вопросы Пыли!
Как!.. Да мы… вчера же — пили! Да-а!..
По-видимому, много, господа… Однако, ша!…
«Касперский» взялся обновляться не спеша.
Я вытащил лапшичку из ушей…

Заинька, серенький, — попляши…

А где Король Мышей?!…
Какая нежность, блин!
Тут полный Камелот…
82
Добавить в избранное

14 комментариев

Комментарий удален
00:27
+1
Почти все стихи автора здесь
adinidana.ru/
ibn
20:44
+1
Психоделическая поэзия. Очень опасно.
21:03
Вам ли бояться?!))
01:08
+1
накрыло
19:13
Спектакль "Нежность... Вчера", арт-студия КАМОРКА, 2014.
дайте угадаю, imgur.com/a/vasrH там нужно правой мышью на фотографии - копировать ссылку на изображение, ее вставить как адрес фот.
19:50
О-о, спасиба!
Теперь знаю как))
только "http://" в поле ввода убрать
20:23
Получилось))
Спасибо!
19:51
20:23
23:27
Великие должны быть вместе)

Хорек позорный ломанулся через лес…
и Бабушку-Ягу спугнул на диком пляже,
а для нее весь мир кончался краем
его широкой, греческой туники,
обильем складок походившей на
остановившееся море. Он же
часть замков Камелота повалил разящим взором,
на Стройке Вечных Грез стащил отвес…
смотрел в окно, и взгляд его сейчас
был так далек от этих мест, что губы
застыли точно раковина, где
таится гул, и горизонт в бокале
был неподвижен. Ищущим ответ, –
последний – стал укором…
Хорек позорный ломанулся через лес…
И море обернулось морем слез…
Но между барной стойкой и окном
опять разбили кружку
с эмблемой Камелота – поперек,
великий муж покинул Карфаген,
и бармен рявкнул вслед, – Пипец, Колек!...
мне Заиньку найди! Он – Главный Паренек!..
А за окном! – лошадки скачут по дорожкам меж дерев,
и сутенерчики гуляют по аллейкам не спеша,
и кучками отвесы продают на вынос лицедеи…
но снова лжет Король Мышей…
Не покраснев, она стояла
перед костром, который разожгли
под городской стеной ее солдаты,
и видела, как в мареве его,
дрожащим между пламенем и дымом,
беззвучно распадался Карфаген –
Хорек позорный ломанулся через лес…

Задолго до пророчества Катона.
22:16
страшнопрям ка куменя))/)00