Приют безумных (проза)

Приют безумных (проза)
№1 ibn
 

В 19 веке была известна легенда о Тульском умельце Левше. На самом деле, Левша был персонажем реальным, о чем свидетельствуют документы, найденные моим прадедом в закоулках собственного хозяйства. Оказалось, его прабабка была уроженкой деревни Безротово, куда Левша, был свезен на выкорм и воспитание убогой матерью своей Прасковьей.
Что подтверждено архивной отметкой старосты деревни:
«18 в. от РХ – мальчик сын Прасковьи»
В самом раннем своем младенчестве там же в Безротово Левша был окрещен и переучен бабкою на правшу. Из семейного архива сохранились об этом несколько записок, составленным дедом в грамоте пребывающем:
Он кжо теръ пля праворучиньки. Ведеро, те палка, те лошка, те бултышка, те козы вымена.
А так же определение самого Левши, будучи уже отроком нрава задорного, обученного грамоте дедом в случайно уцелевшем послании знахарке после конца деревни.
Тонешиньки овса волоси глядеть можу а дылда те кобыла, те свинятка, те дубина, те обрыва, те ...те... плывучи расплывно, хыть рука правёха цилехонька цилёха.
Данные документы – неоспоримое свидетельство реального существования Левши – великого мастера, прославившего тульскую землю.

№2 krasnotal 

Встреча, которой не было

Меня послали в командировку. Совершенно неожиданно. В головной офис. Я туда уже сто лет не ездила. Уже давным-давно наша организация пользовалась услугами курьерских служб и экспресс-почт. И вдруг – нате вам. Начальник отдела вызвал к себе, сообщил об этой приятной неожиданности, выдал служебное задание со всеми подписями и печатями и велел в расчётном отделе забрать документы, которые надо было доставить в головной офис.
- Поедете на служебной машине, - добавил он.
- Хорошо, - сделав обрадованный вид, ответила я. – Разрешите идти? (Мой начальник был из бывших военных, как и некоторые из наших руководителей и рядовых сотрудников. Впрочем, они не требовали от подчинённых уставного обращения и не знаю, почему у меня вырвалась такая формулировка; наверное, с расстройства.)
Начальник откинулся на спинку стула и, удивлённо глядя на меня, сказал:
- Идите.
Я повернулась через левое плечо и потопала к двери. Сама не понимаю, откуда что взялось. Уроки НВП, что ли, всплыли из подсознания? Да плюс психологическо-энергетическое воздействие начальника? Но переступив порог кабинета и плотно закрыв за собой дверь, я изо всех сил топнула ногой. Видимо, уставная энергетика осталась в кабинете, а в коридоре уже была «гражданка».
Я зашла к себе за коробкой, потом отправилась в расчётный отдел. Настроение было самое мрачное. Планы рухнули. И на рабочий день, и на свободный вечер. «Сейчас десять», - соображала я. - «А во сколько мы приедем? Сколько там дожидаться будем? Когда вернёмся?» - шмыгнула носом и подытожила по-гоголевски: всё пошло к чёрту. В голове были только мат и риторические вопросы. Начальник – … Он мне всегда был несимпатичен, а теперь-то я его просто люто ненавидела. А заодно и всё руководство. « Что за отношение к людям? Почему не говорят заранее? И чем их курьерская доставка не устраивает?» - мысленно вопрошала я.
– Леночка, доброе утро! – У дверей в расчетный отдел стоял водитель, с которым я должна была ехать. – Как ваше драгоценное? Ехать готовы?
Он-то улыбался, а я была готова завыть. «Ещё ведь с этим… ехать!...» Кисло поздоровалась, пробурчала, что ехать никуда не хочется и что ещё документы надо забрать.
- Я вам помогу, - он забрал пустую коробку и распахнул дверь в расчётный отдел.
- Какой вы предупредительный, - я и не старалась, чтобы яду в голосе было поменьше. Знаю, как он ухаживает: сколько раз машину прямо напротив луж и сугробов ставил.
Операционный день только начался, и клиентов в отделе практически не было – только два человека.
- Елена Васильевна! – защебетала Олечка, самая младшая из сотрудников отдела. – Идите ко мне. У меня тут для вас кое-что есть. И она принялась выкладывать на барьер папки, приговаривая: «Это вам, и это вам, и опять вам…» Олечка была необыкновенно жизнерадостным человеком. После разговора с ней у меня всегда улучшается настроение. Накидав десятка два папок, она спросила:
- Я вас не обделила? – И расхохоталась. Голос у Ольги был звонкий и хорошо поставленный, вокально-сценическое прошлое давало о себе знать.
Я ожила, заулыбалась, сложила папки в коробку.
- Это всё? Больше ни у кого ничего не будет? – Я обвела всех взглядом. Экономисты сидели, уткнувшись кто в мониторы, кто в телефоны.
- Нет, проверяют только физиков, - ответил Ольга.
- Ну ладно, тогда отчаливаем, - я взялась было за коробку, но водитель аккуратно отстранил меня: «Позвольте, позвольте, Елена Васильевна…». И тут кто-то тронул меня за локоть. Я обернулась. Это оказался один из двух присутствующих клиентов. Я удивлённо уставилась на него.
- Не узнаёшь? – сказал он. Я глядела во все глаза, постепенно узнавая. – Юра…
- Юра! – закричала я и бросилась ему на шею.
Водитель вздрогнул и уронил коробку.
Клиент вздрогнул и неправильно расписался в доверенности.
Девочки вздрогнули и как одна привстали с мест.
Старший экономист спокойно посмотрела поверх очков на нашу немного роденовскую группу и покачала головой: «Ой, молодуха…». (Всё это я узнала потом, на другой день, весь расчётный отдел наперебой рассказывал, как я их переполошила, и расспрашивал, кто же это такой был.)
А сейчас я только причитала полушёпотом: «Юра… Юра… Ой, Юра…»
- Э-э-х, Елена Васильевна! – крякнул водитель, поднимая коробку.
- Наша Лена встретила свою первую любовь, - подперев голову, мечтательно сказала одна из сотрудниц отдела.
- Лена, задушишь, - просипел этот самый Юра. Я разжала руки и стала на пол.
- Юра, - бормотала я, вытирая глаза ладонями. – Сколько лет, сколько зим… Как Люда? Как ваши девочки?
Всё было хорошо и у них и у нас: дети учились, родители работали. И как всегда спешили. И не было времени поговорить. Только обменялись непонятно зачем телефонными номерами и обещали объявляться в общих социальных сетях. Улыбнулись и распрощались.
В машине я обычно сажусь на заднее сиденье и отключаюсь через пять минут. Но сейчас… Мы проехали уже все «Заставы» и «Ворота», к шоссе то подступал лес, то расстилались поля, а я сидела глядя перед собой, а мысли путались : «Какая мгновенная встреча… И как будто не было её… Как будто не было ничего – ни того города, ни тех лет… самых счастливых… Как молоды мы были…»

№3 Ласло Зурла

Он, конечно, может...

В своем больном воображении Говард растил страну любви, и она была воистину прекрасной, но... снаружи посылал неспелые дожди унылый май, а прозрачная полузеленая листва билась насмерть за каждый проблеск солнца. Несговорчивые тучи сердились на людей и все падали сверху на них, падали, падали...

Говард слушал, как играет на гавайской гитаре старый Освальд, живший под крышей своих гипнотических звуков, и видел окончание этого вялого лета. Говард собирал в каменных дебрях урожай из явлений и событий. Он фокусировал город на своей бледной ладони, испачканной мелом, был неисправимым авангардистом, законченным идиотом, человеком, совсем бесполезным для людей, ковыряющихся в содержимом своих больших тарелок. Говард любил кошек, свою созерцательную лень и, конечно же, Бога, которого не знал, но верил, что обязательно надо, чтобы он был, иначе уйдет сказка, а с ней и его, Говарда, хоть какая-то, нужность.

Он вспомнил, как однажды в детстве шел по улице, а навстречу ехал автомобиль. Отмечали городской праздник, и прохожих почти не было. А тут вдруг машина на огромной скорости! Что-то в ней случилось, потому что в городе быстро ездить не разрешалось, и даже сигналить, чтобы не нарушать покой медного Феникса, вертящегося на ратуше над рыночной площадью.

Но это было красивое зрелище - красный автомобиль, торжественно увеличивающийся в его глазах. Он даже успел увидеть девушку, сидящую за рулем - утонченное лицо, обрамленное плотно замотанной полосатой косынкой, черные солнцезащитные очки.
Машина через несколько секунд собьет его с ног. Скорее всего, насмерть. И все!.. Если... если она не изменит направление. Говард открыл рот и решительно произнес только два слова: "Не надо!"

Он увидел, как у автомобиля вдруг спереди отвалилось левое колесо. Оно дугой влетело в окно магазина, выметая оттуда манекены, а машину резко кинуло на стену городской земельной конторы, в которой работала тогда еще живая мать Говарда.

Женщину не спасли. Он наблюдал, как ее тело потом вытягивали из-под обломков пожарники. Но красивого лица у тела уже не было.
Тогда ему стали понятны две вещи. Всегда есть что-то, которое - до и после. Это первое. И второе - он ощутил намерение. Однако, оно оказалось не таким уже и безобидным. С тех пор он всегда знал: если тебе чего-то сильно хочется, посмотри - нет ли возле тебя людей...

Говард подошел к Освальду и положил в его кепку деньги, заработанные на уличных рисунках.

Говард денег не жалел. Говард жалел, что не может прекратить дождь. Нет, он, конечно, может, но...

№4 Джемма 

Вояж, винтаж и что-то о потопе

"Только проверь хорошо сделку, да и зачем тебе куда-то съезжать? Подмосковье – не вариант, Новая Москва – тоже, полдня на то, чтобы добраться на службу и обратно".
Но желание какой-то определённости, самостоятельности и обретения почвы под ногами оказалось непреодолимым соблазном. Студия была небольшой и уютной, но главным аргументом в её пользу стало окно в ванной. Окно с видом на закат.

На полочке перед большим зеркалом нашлось место не только для изящных баночек с кремом и бутылочек с тониками, но и для милых фарфоровых безделушек. Случайно неслучайная коллекция, как-то сама собой осевшая среди неразлучных со мной вещичек: белый пудель, привезённый из времени "где все ещё живы", потешный львёнок и балеринка из советского прошлого и рыжая гончая, так похожая на спаниеля, подаренная другом совсем недавно. Мы, овеществляя прошлое, сами того не замечая, иногда программируем будушее, связывая себя памятью. Памятью, которя одновременно и дар, и наказание, и гарант того, что мы пока ещё живы.

Сейчас мне помнить ничего не хотелось - ничего такого, что резало по-живому и ещё не отболевшему, поэтому сегодня только две бутылки шампанского, удушливый запах белых лилий в вазе и закат в одной отдельно взятой квартире на восьмом этаже.

Где-то, несмотря на девятый час вечера, назойливо гудела дрель - обустраивали свой обретённый уют соседи по многоэтажке. Ещё один обман агента по недвижимости о "тихом уединённом рае", далёком от суеты мегаполиса вдобавок к открытию о том, что на дорогу домой ушло времени гораздо больше, чем обещали. Но какие же это несущественные мелочи по сравнению с тем, что я, наконец-то, могу побыть одна, пытаясь собрать себя, найти потерявшуюся свою сущность. Ту меня, которая умела верить, что всё к лучшему.

Когда-то казавшееся легковесным слово "винтаж" теперь пришлось весьма кстати. Винтажное шампанское оказалось совсем недурным. Высокий хрустальный фужер делал его почти целебным. Почти... потому что всё ещё было больно. Начавшаяся "шампанизация" меня обещала исцеление хотя бы на этот вечер.

Поочерёдно - "Blanc de Blancs " и "Blanc de Noirs", и пузырики гуляли уже не только в животе, но и в голове. "У нас проблемы, мистер Хьюго?" - "Нееет, дорогой, проблемы у тебя. Точнее, у тебя их две - я и маленький потоп". Почему-то стало смешно. Совершенно нормальная истерика. Потопа не будет, милый, но это не точно. Новый "Ба-ду-сан" пенится всё выше, наполняя воздух вокруг запахом шоколада и миндаля. Настырно торчащие из воды коленки кажутся айсбергами в океане. "Ф-ууу" - лёгким усилием дыхания сдуваю с них белые комочки отчаяния. За дверью вопит наглая кошка. Вот бестия! Просто не переносит закрытых дверей.

Через край ванны начинает переливаться вода вместе с перламутровой пеной. Я возвращаю тебе воду, любимый. Много много воды...

№5 atdhfkm 

О множественности миров

В одну реку нельзя…
В одну воронку не попадает…

Все же про воронку – более точно, ведь в реку входит тот же, хотя ставший уже другим, а в воронку уж точно не тот, что сделал эту воронку. Первый, как бы это сказать…
Нету больше первого.
Во всех смыслах «больше»…
Первого, как такового, нету, а второго – больше, чем первый, – нету…
С художниками всегда так – нету больше – в обоих смыслах.
То есть, все следующие, – и которые следующие по порядку, и следующие их тропой – все и «нельзя» и «не попадают».
Приходят на тот же берег – место обозначено мраморной стелой – раздеваются, снимают обувь и, ежась от тянущего сквозняка, который всегда в этих местах мемориальных гуляет, опасливо входят в реку.
А река – не та!
Некоторые – не слишком многочисленные – обуви не снимают, да и одежды тоже, а прямиком с берега бросаются. Думают, видно, что так убедительнее…
Да все равно, река уж не та…
Кое кто шею ломает – там ведь не глубоко.
Даже если снарядом падают, все одно – мимо.
Даже если близко-близко – все не то! Воронка и без них вырылась, тем, первым, которого нету больше. А чтобы углубить ее, расширить, превратить во что-то другое совсем, – в котлован, например, – нужно, чтобы снаряд принципиально другим был… Мощнее. Или другого поколения.
Или чтобы стал другим…

356
Добавить в избранное

30 комментариев

07:02
№1 - 3, №2 - 1, №4 -1, №5 - 3.

19:59
добрыйвечерА лисия))00гдеэлекторат то?))00
1 - 2 смешно))00
2 - 2 грустно))00
3 - 1 пустьбудет))00
4 - 1 непонял)000
5 - 2 понял))0

брожутут один))00
20:33
№2 - 4
№4 - 2
№5 - 2
00:13
№1 -- 2
№2 -- 1
№3 -- 1
№4 -- 2
№5 -- 2
01:29
№1-1
№3-4
№4-2
№5-1
Комментарий удален
07:49
upd.
08:29
Ласло, рассказ восстановлен. Причина техническая - отсутствие нормального компьютера в моём вигваме какое-то время и меня самой. Всё конкурсное вставляла со старенького ноута с электронной клавиатурой на экране, когда удавалось быть онлайн.
12:00
Спасибо)
08:07
3 - 5
5 - 3
08:08
3 - 5
5 - 3
08:11
2 - 2
3 - 2
4 - 2
5 - 2
08:16
1 - 1
2 - 1
3 - 3
4 - 1
5 - 2
08:35
2 - 1
3 - 4
4 - 1
5 - 2
09:02
млин сори чи все сожгла
1 - 1
2 - 2
3 - 2
4 - 2
5 - 1
09:38
3 - 8
10:19
2 - 2
3 - 4
4 - 2
10:27
+2
2 - 2
3 - 2
4 - 2
5 - 2
10:31
3 - 4
5 - 4
10:39
2 - 1
3 - 5
4 - 1
5 - 1
11:03
Джемма по непонятным причинам выбросила из третьего рассказа окончание. Вот это окончание:

Говард денег не жалел. Говард жалел, что не может прекратить дождь. Нет, он, конечно, может, но...

Естественно, в урезанном виде текст не может участвовать в конкурсе. Два раза я обращался к Джемме восстановить его в нормальном виде, но она не отвечает. Всем спасибо)

Русские хакеры не спят, сорь

1 - 8
12:08
№ 1- 1
№ 2 - 2
№ 4 - 3
№ 5 - 2
20:35
3 - 8
22:15
1 - 2
2 - 2
3 - 1
4 - 2
5 - 1
05:53
Итоги голосования:

1 место №3 - 56 баллов Ласло Зурла
2 место №5 - 35 баллов atdhfkm
3 место №1 и №2 - по 23 балла ibn и krasnotal

08:29
Спасибо всем!)
23:06
Хочу напомнить, что если участники опубликуют работы, их включат в отдельную ленту для показа на главной.
08:09
вопрос к технику-сан: если поправить пару знаков препинания в тексте, он вылетит из раздела?
08:35
аха, тока его запулят назад
08:49
"запулите" назад в ленту конкурсных мой рассказ, пожалуйста, я сейчас в нём пару дефисов на тире исправлю, ужасно бесит, набирала на электронной клавиатуре, ругалась)

спасибо)