Периодика

         
Инга Кузнецова, из книги "Реки и осоки" Инга Кузнецова, из книги "Реки и осоки" выходит смерть как девочка из дома
поэты держат вещи на весу
 
Григорий Медведев, четыре стихотворения Григорий Медведев, четыре стихотворения и братья муравейные, сутулясь,
шагают среди трав своих и улиц
 
Мария Галина, четыре стихотворения Мария Галина, четыре стихотворения и рот зажавши темными руками, смотрела я, как одевает камень того, что так спешил меня спасти  
Илья Фаликов, из цикла "Музыка ребер" Илья Фаликов, из цикла "Музыка ребер" Время от времени в русском порыве хамсина
черная Африка грохается об лед
 
Нина Искренко, "Гимн полистилистике" Нина Искренко, "Гимн полистилистике" В Вавилоне полночь,
на западном фронте без перемен
 
Александр Лаврин, "Темнота" Александр Лаврин, "Темнота" Темнота - это тот же Троянский конь, только сам ты - внутри коня  
Андрей Сергеев, "Разлив" Андрей Сергеев, "Разлив" И как неуместный фиговый лист,
Не там прикрывавший срам,
Плелся в хвосте генерал-штабист,
Не глядя по сторонам.
 
Михаил Дынкин, "Возвращение" Михаил Дынкин, "Возвращение" все впитывает сумерек бумага покуда Муза впрыскивает сны в податливую вену Телемака  
Сергей Грибов, два стихотворения Сергей Грибов, два стихотворения Крадёшься, выведав тропу инстинктом, нюхом, сминая сонную траву лошажьим брюхом.  
Лариса Щиголь, из книги "Cвященная война" Лариса Щиголь, из книги "Cвященная война" Едет князь и его дружина, а сюжет и его пружина приторочены у седла  
Александр Самарцев, из книги "Рукопись в прибое" Александр Самарцев, из книги "Рукопись в прибое" Двинул в глаз аварийный буй - путь особый, душа спокойна  
Сухбат Афлатуни, из книги "Мавзолей стрекоз" Сухбат Афлатуни, из книги "Мавзолей стрекоз" ребенок держит свет в своей руке
и входит в дверь и поднимает нож
кладет на стол кладет на стол и дальше
 
Елена Гродская, "Он ждал не меня" Елена Гродская, "Он ждал не меня" К нему подходила не я, а другая —
случайная, чаемая, дорогая.
Мне кажется, он не встречался со мной
 
Сергей Жадан, два стихотворения Сергей Жадан, два стихотворения Может быть, твердое, словно гравий,
время, что убивает нас,
из их исковерканных биографий
когда-нибудь новый язык создаст
 
Виталий Науменко, из цикла "Перевернутый человек" Виталий Науменко, из цикла "Перевернутый человек" Только радио между нами,
Как растение, проросло
 
Юрий Кублановский, из цикла "Восьмиречье" Юрий Кублановский, из цикла "Восьмиречье" В сумеречной Оливии, жадной до винограду, кто-то у Тита Ливия как-то попал в засаду  
Ирина Котова, два стихотворения Ирина Котова, два стихотворения Говоришь человеку “рак” с непосредственностью пингвиньей.
Он, несчастный белковый слепок, весь сжимается, тихо плачет
 
Александр Кабанов, "Индеец" Александр Кабанов, "Индеец" Что ещё царевна-жаба прячет за щекой: волос Вольки ибн Хоттаба, вырванный с чекой  
Анна Логвинова, "Мне никогда не снятся звуки" Анна Логвинова, "Мне никогда не снятся звуки" Вообще мне никогда не снятся звуки.
А тут приснилось, как грохочет сердце
 
Евгений Рейн, "Приди ко мне под рыжей тишиной" Евгений Рейн, "Приди ко мне под рыжей тишиной" Приди ко мне под рыжей тишиной, в стране, где шерсть предшествует рассудку  
Алексей Пурин, "Альпы", отрывок Алексей Пурин, "Альпы", отрывок Великие немецкие могилы в немом снегу: у мелоса нет силы вдыхать небес остуженный азот  
Валерий Шубинский, из цикла "Четыре стихотворения с луной" Валерий Шубинский, из цикла "Четыре стихотворения с луной" Кто на воду воду поделит и неводу,
останется точкой в парах наверху,
он будет командовать желтому неводу
 
Андрей Пермяков, из цикла "Утка" Андрей Пермяков, из цикла "Утка" «Ты всё забудешь, конечно, но только не бойся ножика,
бойся, что девочки из Киликии не окажется рядом»
 
Олег Хлебников, из поэмы "На небесном дне" Олег Хлебников, из поэмы "На небесном дне" Плезиозавры фонарей
стоят по грудь в тумане желтом
 
Ольга Родионова, "Крысолов" Ольга Родионова, "Крысолов" Она стояла на берегу босиком и смотрела на меня.
Она стояла на берегу босиком.
Она стояла на берегу.
 
Андрей Тавров, два стихотворения Андрей Тавров, два стихотворения зверь говорит — я больше не умру,
и человек ответствует — вот ветер
 
Амарсана Улзытуев, "Укулеле" Амарсана Улзытуев, "Укулеле" комони ржут за Сулою, звенит слава в Кыеве, трубы трубят в Новегороде, стоят стяги в Путивле  
Сергей Золотарев, два стихотворения Сергей Золотарев, два стихотворения И коты несли нототению, как имущество в монастырь  
Олег Завязкин, "Дирлевангер" Олег Завязкин, "Дирлевангер" и я сказал: «Нихьт шиссен —
Нехай идут, Петро»
 
Александр Кушнер, "Средневековье" Александр Кушнер, "Средневековье" Хоть бы сказал кто-нибудь мне, что веточку дрока
Желтую к шлему прикалывал Плантагенет